B0;115;0c Общество и политика Уэльса в начале нового времени
Назад Оглавление Вперед

Общество и политика Уэльса в начале нового времени

Население и экономика

В 1536 г. в Уэльсе живет около 278 тыс. человек. Это количество увеличивается до приблизительно 360 тыс. в 1620 г. и, возможно, до 500 тыс. к 1750 г. Основными причинами роста являются более интенсивное заселение сельской местности, рост торговли и-за более спокойной жизни и увеличивающееся разнообразие экономических отношений. Стержнем экономики по-прежнему остается разведение крупного рогатого скота и овец и переработка животноводческой продукции, хотя добыча свинца и угля, выплавка стали и множество других ремесел и профессий также предлагают новые экономические возможности.

Классовое расслоение

В XVI в. население, скорее всего, росло быстрее, чем экономика, и в результате качество жизни ухудшилось. Усугубила ситуацию инфляция — между 1530 и 1640 г. цены учетверились — а также тот факт, что рост поместий знати означал, что большинство населения было неимущим.

Скорее всего, около 30% населения Уэльса в XVI в. было нищим. Они жили в однокомнатных хибарах без окон и печей, и подпадали под действие Статута о ремесленниках и подмастерьях (1563), который основывался на предположении, что неимущие бесправны. Из-за опасений, что ситуация выйдет из-под контроля, в 1601 г. приняли Закон о бедных, давший право приходским властям устанавливать налоги для поддержки бедняков, организовывать ученичество для сирот и наказывать "работоспособных попрошаек". Мелкие фермеры составляли половину населения.

В наиболее благоприятных районах, таких как Бро Морганнуг, мелкие крестьяне могли жить довольно комфортно, но в периоды голода, то есть в 1585-7, 1593-7 и 1620-23 гг., многие с трудом сводили концы с концами. Класс профессионалов — торговцев, наиболее значительных ремесленников и йоменов — представлял собой около 15% населения, и сила этого класса росла.

К XVIII в. появился значительный средний класс врачей, управляющих имениями, юристов и правительственных чиновников, и построенные для них дома были притягательной чертой валлийских городов. Самые успешные — как правило юристы — пытались возвыситься и влиться в 5%, владевшие землей. У члена благородного класса были различные способы разбогатеть: жениться на наследнице; накопить денег на административной работе, с помощью милости короля, предприимчивости в торговле, таланта юриста или — как контрабандист или пират — открыто нарушая закон; он мог сломить дух менее богатых конкурентов безжалостным сутяжничеством; мог "приватизировать" имущество церкви или короны; мог завладеть землей простолюдинов откровенным запугиванием. Все эти методы использовались в Уэльсе, и были эффективными, как показывает рост доходов наиболее успешных сквайров.

К XIX в. двадцать валлийских семейств владели по меньшей мере по 20 тыс. акров каждое, а у владельцев самого обширного поместья, семьи Вилльямс-Виннов (Williams Wynn) из Виннстэя (Wynnstay) под Урексамом, было 150 тыс. акров.

Город и село

В начале нового времени Уэльс был по существу сельской страной. Хотя там было 54 места, которые могли как-то претендовать на статус города, значительная часть из них была не более чем деревни.

Самыми функциональными были главные города в четырех концах страны: Кайрвиртин, Аберхонти, Динбих и Кайрнарвон. Крупнейшим из них, скорее всего, был Кайрвиртин — около 2000 жителей в 1560 г. и около 4000 в 1770 г. Довольно близким по размеру был Урексам.

Города росли с переездом в них населения из окружающих сельских районов, где большинство говорило по-валлийски. Таким образом, сократилось использование английского, характерное для городов Уэльса в средневековье. Горожане были хоть и самой маленькой, но зато самой динамичной частью общества. Необузданная натура общества ограничивалась ужасным состоянием дорог. Лекарства из трав и колдовские зелья были в большом почете. Все верили, что они во власти колдовских сил. Вера в духов и привидений была всеобщей, и присутствовало, особенно в тяжелые времена, страстное желание охотиться на ведьм.

Уэльс и парламент

Впервые представители Уэльса вошли в парламент в 1542 г. Сначала они были сравнительно безмолвны, но к концу XVI в. стали ловко защищать интересы Уэльса. Их тяга к карьере политика была невелика; скорее, они расценивали членство в Палате общин как способ укрепления своих позиций в своих округах. Большинство уэльских парламентариев было полностью лояльно короне, и когда Карл I собрал в 1642 г. войско для борьбы с парламентом, его поддерживало большинство валлийцев.

Гражданские войны

В ходе столкновений в Уэльсе была некоторая поддержка парламента, особенно в Пенвро и в районе Урексама. Но описание Уэльса как питомника королевских пехотинцев не было совершенно беспочвенным. В Уэльсе борьба шла в основном за контроль прибрежных дорог на севере и на юге. Первая гражданская война закончилась, когда войска парламента взяли замок Харлех в марте 1647 г. Вторая (апрель-август 1648 г.) началась с мятежа части парламентских солдат в Пенвро. Готовность короля заново включиться в борьбу предрешила его судьбу, и он был казнен в январе 1649 г. Среди подписавших ему смертный приговор было двое депутатов из Уэльса. При республике (1649-60 гг.) Уэльс увидел большое развитие в сфере религии и образования. Но дворянам опыт республики укрепил их мнение о превосходстве королевского правления.

Политика после реставрации

Стюарты вернулись на престол в 1660 г., когда короновали Карла II. Но король больше не мог править без согласия членов Палаты общин, и больше столетия власть в Уэльсе была в руках не более 20 семейств, представлявших страну в парламенте.

Результаты выборов определялись частными договоренностями землевладельцев; между 1660 и 1714 гг. голосованием было избрано меньше 10% депутатов от Уэльса. Отношение индивидуумов к Стюартам определяло политические пристрастия, виги поддерживали свержение Якова II в 1688 г. и воцарение ганноверской династии в 1714 г., а тори принимали эти изменения с неудовольствием. К середине XVIII в., после провала якобитов восстановить на троне изгнанника-Стюарта, различия между партиями стали невелики, хотя землевладельцы продолжали видеть себя или вигами, или тори.

Назад Оглавление Вперед